До $30 млрд в бюджет. Зеленский обещает скорое принятие закона об амнистии капиталов — что он даст Украине

Опубликовано: 21.05.2020

Президент Владимир Зеленский заявил, что закон об амнистии капиталов уже готов и может быть принят парламентом до конца года. Радио НВ обсудило это с налоговым аналитиком Вячеславом Черкашиным.

Сейчас идут последние дискуссии о проценте, под который легализуют состояние богатых украинцев. Чтобы активы амнистировали, их нужно будет вернуть в Украину в денежной форме и эти средства положить на счета отечественных банков.

Что нужно, чтобы украинцы вывели свои деньги из офшоров, и сколько миллиардов долларов может получить бюджет, в интервью НВ рассказал старший аналитик Института социально-экономической трансформации Вячеслав Черкашин.

Радіо НВ · Що відбувається: Зеленський обіцяє амністію капіталу. Кому вона вигідна

— Один из лозунгов предвыборной кампании президента Зеленского было проведение амнистии капитала. Однако он в этом был не первым. Сколько лет ведется дискуссия по этому вопросу?

— Определенные законопроекты появлялись начиная с 2009 года. Предлагалась разного рода амнистия, но с одновременным введением так называемого непрямого метода контроля доходов: у вас Bentley, у вас загородный дом, вы путешествуете на дорогие курорты, а официальных доходов у вас нет — вот в отношении вас или меня контролирующие органы имеют право собирать такую информацию, а потом, соответственно, разбираться, когда была подобная «сцепка». То есть это непрямые методы плюс амнистия. Парламентарии не желали за это голосовать.

Впоследствии вопрос амнистии, в частности капитала, возникал в 2013 году при Януковиче, позже он возникал при Порошенко, разговоры об этом периодически были. И вот мы услышали в предвыборной программе Зеленского, что будем ожидать легализации доходов.

Читайте также: Джеймс Брук Что важного для бизнеса сказал Зеленский на вчерашней пресс-конференции

— В Украине не могут сойтись насчет условий? Или корни проблемы несколько глубже?

— Первое — вопрос доверия. Гражданин должен понимать, что это неизбежно, с одной стороны. С другой стороны, он не будет преследоваться или информация об этом не уйдет «на сторону», не будет репутационных потерь, криминального преследования из-за его доходов. И второе — это под какой процент. В основном амнистия — это пониженный процент (максимум 3% от того, что стоит).

А если так, как хочет глава профильного комитета Данил Гетманцев, то вообще под базовую ставку. Если будет 5% или 10%, то заранее можно говорить о том, что амнистия не будет успешной. Такой уж международный опыт проведения этих амнистий.

— Как другие страны проводили подобные реформы и сколько времени у них заняла такая амнистия?

— Есть страны, которые периодически проводят амнистии: это США, в свое время, до конца 90-х. это Италия, которая просто обожает проводить всякого рода амнистии; Британия, которая периодически проводит в той или иной форме амнистии в отношении отдельных профессий или видов деятельности.

В идеале, конечно, амнистия должна быть явлением очень редким или разовым, для того чтобы сильно не влиять на избегание [уплаты] налогов. С другой стороны, те амнистии, которые были успешно проведены в последние лет семь-десять, сочетали несколько форматов. Во-первых, это качественная подготовка, то есть разъяснение среди людей, четкая проработка процедур, чего у нас нет и не собиралось делаться.

Второе условие — дать понять, что это неизбежно. Многие страны, такие как Италия и Израиль, на высочайшем уровне организовывали международный обмен налоговой информацией, то есть получали ее от других стран: Нидерланды, Люксембург; [штат] Делавэр, США; часть островных территорий типа Панамы, Британские Виргинские острова и т. д.

[Необходимо] предварительно получить и заключить договоры об обмене информацией. Анонсировать [амнистию капитала] людям; дать понять, что «ребята, или так, или иначе через год-два-три мы к вам придем, потому что будем знать о том, что у вас есть активы за границей, о которых вы нам сейчас не сообщаете».

К сожалению, то, что я слышал в интервью от Гетманцева, они хотят провести амнистию «заробитчан». «Вот, вы работаете в Польше, привезите свои деньги, покажите их». Они не хотят, чтобы олигархи вернули им 200 миллиардов из-за границы, политики, бывшие и действующие, вернули. Пока на это заточки я не видел. Все должно быть заточено под то, чтобы вернулись офшорные миллиарды. Нам не нужны деньги людей, работающих в Польше или в Германии, это копейки.

— Сколько могло бы получить государство при условии широкой поддержки амнистии капиталов?

— Мы говорим с вами минимум о $10−30 миллиардах. Мы должны провести амнистию активов достаточно состоятельных людей. Я бы отрезал уровень доходов или активов, который государство не интересует, условно, это миллион евро. От миллиона и выше уже надо начинать разговор.

— Некоторые считают, что амнистия капитала — это возможность откупиться олигархам и политикам, которых подозревают в коррупции.

— Налоговая амнистия капиталов не предусматривает попытку «отбеливания» активов, добытых коррупционным путем. Если я честный предприниматель, который в силу обстоятельства вынужден был скрывать часть своих доходов от бизнеса, это один разговор, и это можно легализировать.

Амнистия выписывается только под экономическое преступление. Все остальные преступления против собственности, против государства, хищение госимущества и так далее, коррупционные статьи — это все не попадает под амнистию. Когда люди кричат, что политики «отмоют» свои преступные коррупционные доходы, это глупость, потому что это не заточено под налоговую амнистию или под легализацию.

Читайте также: Сергей Микулов Как Украине заработать на налоговой амнистии

— На ваш взгляд, украинцы поддержат идею?

— Люди это не поддерживают. Это вещь очень непопулярная. Проблема в чем? В коммуникации. Нулевая коммуникация с людьми. Надо ехать и людям объяснять, надо делать ролики, четко говорить, что вот это, это и это. Если этого опять не сделать, программы по пропаганде этого движения, то люди по-прежнему будут думать, что политики и негодяи, которые от политики, пытаются свои деньги «отмыть».

— Разговор об амнистии капитала в Украине идет уже более десяти лет. В ближайшее время она может быть проведена?

— Без нее мы теряем очень сильно. В силу того, что сейчас в мире преследуются активы неопознанного происхождения, а многие богатые украинцы не могут объяснить сейчас на Кипре или в Люксембурге, откуда у них эти миллионы, мир становится фискально прозрачным. Если не мы предложим, то более хорошие условия предложит Кипр или Люксембург.

Если в конце 90-х количество амнистий в мире исчислялось единицами, то последние десятилетия каждый год проводят десятками. Богатому человеку все равно, куда. Особенно где есть такие опции как инвестиционное гражданство, инновационное. Я купил инновационный бизнес, завел этот бизнес в какую-то «мягкую зону», где мне хорошо и меня не сильно наказывают, прошел процедуру легализации, амнистии и стал уважаемым гражданином этой страны.

Если Украина этого не предложит, то те 200, как оценивают некоторые эксперты, миллиардов «убежавших» капиталов, навсегда там и останутся.